Её отряд Незримого Пути собирался на верхней палубе Виндикаара. Вокруг сновали посыльные, неспешно проходили дренеи-стражи, о чём-то негромко переговаривались Велен и Кадгар. Эрвилея вполуха слушала доклад о позициях Легиона, как вдруг из портала в противоположном конце корабля вывалился потрёпанный отряд Кирин-Тора. Обычно маги, устраивавшие вылазки в миры Легиона, возвращались с победой и громко сообщали об этом на весь Виндикаар, но в этот раз всё было не так. Кто-то рухнул на пол прямо там, где появился, другие пытались поддерживать раненых. От группы отделился один невысокий маг-ворген и, прихрамывая на правую лапу, двинулся к Кадгару, обратившему на прибывших внимание. Доковыляв до потрескивающего телепорта, он откашлялся и хриплым низким голосом начал доклад.

— Нас ждали. Заманили вглубь территории и обложили противомагическими ловушками. Много раненых, убитых. Мы не могли провесить телепорты домой и приняли решение прорываться через ловушки. Потеряли на них треть отряда. Те, кто ещё держался на ногах, остались прикрывать отход. Если они ещё не телепортировались сюда, значит, они не вернутся.
Повисла тишина. Приглушенный стук копыт о палубу — Иллидан подошёл ближе.
— Легион ждал это вторжение, вот как? Хорошо. Впредь будем меньше полагаться на тактику быстрых наскоков.
Кадгар стряхнул оцепенение и гневно воззрился на полудемона:
— Это всё, что ты можешь сказать?! Мой орден потерял множество отличных бойцов сегодня.
Эрвилея, всё это время растерянно искавшая глазами в поредевших рядах отряда Тавигайра, не выдержала и громко спросила:
— Тайр с вами? Эльф крови, высокий, со светлыми длинными волосами? Владелец меча Солнечных Скитальцев?
Ворген покачал головой:
— Боюсь, он остался там. Был в числе тех, кто прикрывал нас, его магические щиты были способны выдержать атаки демонов.
Эрвилея потрясла головой, пытаясь прийти в себя.
— То есть как — там?! Он… он же обещал вернуться…
Марун, следопыт из тауренов, знавшая, какие отношения связывали Эрвилею и Тайра, отвела её в сторону и тихо сказала:
— Отправляйся домой, милая. Мы справимся без тебя. Бери Фенриса и отправляйся в Луносвет. Родная земля поможет тебе.
Эрвилея, всё ещё не в силах поверить в случившееся, пробормотала:
— Он же обещал вернуться… Мы же хотели… хотели…
Она опустилась на колени прямо на верхней палубе, совершенно обессилевшая. Фенрис завертелся вокруг, пытаясь заглянуть ей в лицо и лизнуть тёплым длинным языком.
«Мы хотели, собирались пожениться, когда кончится война…» — эти слова крутились у неё в голове, клеймом выжженные в мозгу. Марун тяжело вздохнула, обняла Эрвилею, помогла ей подняться и повела вниз. Пока они спускались, лицо эльфийки было полностью закрыто длинными волосами, и никто не видел, как стремительно темнеют её ярко-зелёные глаза, приобретая тёмный, близкий к чёрному, оттенок.

Кадгар судорожно вздохнул, поворачиваясь к Иллидану:
— Они могут быть живы там, на Исталайе. Я знаю этого эльфа, он был моим учеником. Одним из лучших магов огня и льда, кого я знал. Он не мог просто так погибнуть, нужно снарядить экспедицию.
Охотник на демонов вслушался во что-то, понятное только ему, и, не имея возражений, согласно качнул рогатой головой.

Скрины, наверное, скажут всё за меня =)

Это вот сезонный комплект (точнее, трансмог на него) для моей милой некромантки и новый пет за сезонный же поход.

А это я взяла 201 уровень в Overwatch (и мне немного стыдно за то, что я такой нуб).

А моя жрица-ворген вообще уже обретается в контенте Каты (на скрине данж времён WotLK, но это неважно, с Артасом мы уже покончили).

Здесь будет немного Аргуса by Тавигайр & Co. С Азерота он виден прекрасно — и Азерот с Аргуса тоже. Виды ландшафта Аргуса представлены с Виндикаара, корабля героев Азерота.

 

 

Легион победно шествует по World of Warcraft уже год, и это время писать новые посты об игровом процессе. Буквально вчера вышло обновление 7.3 «Тени Аргуса», отправляющее нас, героев Азерота, в путешествие на ещё одну планету, на этот раз — на родину народу эредаров, Аргус. Оказывается, в течение долгих лет дренеи во главе с Веленом строили «космический корабль» Виндикаар, на котором мы и отправляемся на Аргус, зависший над Азеротом стараниями Иллидана (а также всех иллидари, Кадгара, Велена и героев Азерота). На Аргусе за столь долгое время случился тотальный @#*!ец, затронувший даже самого титана в глубине планеты, в результате вся его поверхность засрана Скверной ( а в некоторых местах после падения Зенедара — Светом).

Моя шизофрения требует описания ощущений, испытываемых мной от игры на разных персонажах, и я готова представить вам краткое описание. Пойдём по серверам:

Азурегос. Дом семи персонажей, в том числе четырёх основных, о которых и пойдёт речь ниже.

Тавигайр, фрост маг. Он любит приключения, лезет во все неизведанные области, бесстрашно бросается на монстров, превосходящих его по уровню. Он очень силён, имеет лучшую экипировку, участвует в ПВП, и вообще компанейский товарищ. За ним всюду следует соратник-бэ Этас Похититель Солнца, довольно забавный и местами мешающийся под ногами.

Эгильдар, фрост ДК. Она дама серьёзная, собранная, с почтением относится к вышестоящим НПС, путешествует в компании Кольтиры Ткача Смерти, который выполняет при ней роль танка.

Эрвилея, мм хант. Немногословная, замкнутая, очень спокойная, она разделяет своё одиночество только со своим волком Фенрисом.

Валарэ, дх истребления. Молчаливая, себе на уме, крайне осторожная и не любящая выделяться из толпы. Старается быть незаметной, и это великолепно у неё получается.

Остальные герои с Азу — попытки прокачать полноценных персонажей, однако у них нет истории, заставлявшей бы меня возвращаться к ним снова и снова.

Следующим по количеству персонажей и абсолютным рекордсменом по играбельным персонажам стал Король-Лич. Почти все его персонажи, кроме последнего, активно участвуют в составлении истории Азерота.

Олрендар, паладин защиты. Она очень сильная, верящая в Свет, внутренне безупречно чистая, идёт к своей цели, не испачкав латных сапог. Безумно влюблена в дракона Алдраниона, счастлива в своей любви, юна и прекрасна. Иногда путешествует вместе с Аратором Искупителем.

Майтаал, энх шаман. Молод, амбициозен, немного медлителен и неизменно почтителен к старшим. Не по годам мудр и рассудителен.

Таэльзар, дх мести. Немного уставший от жизни ночной эльф, никогда не опускающий гордую голову. В последнее время слишком часто задумчив, погружается в воспоминания о прошлом.

Джейдара, шп. Молода, зубаста, активна  и очень жизнерадостна. Носится по всем поручениям и квестам, пока что прочно застряла во временах WotLK.

Шелрендар, демолок. Текущее развитие персонажа не имеет отношения к её декларируемой истории, по хронологии сейчас она находится в ученичестве у самого Кил’джедена, а так — едва-едва выбралась из Запределья, полна энергии, обожает скверну, подолгу разговаривает со своими демонами.

Следующим по заселённости идёт Чёрный Шрам, однако на нём всего два персонажа с историей.

Эшениль, рога головорез. Молодая авантюристка, обожает прятки в тенях, безлунные ночи и незаметные убийства. Нахальство, самоуверенность, удачливость и немножко эгоизма — это про неё.

Айюла, вв монк. Добросердечная, полная любви и милосердия, Юла не участвует в конфликтах, всегда старается примирить враждующие стороны и вообще несёт в жизнь друзей радость и свет.

На Седогриве — сплошняком молодые персонажи, из них история (да ещё какая!) есть у двоих.

Эскальдр, он же Эска, анхоли дк. Открытый, честный, любит чёрный и не очень юмор, практически полностью вернул свою личность благодаря младшей сестрёнке Аскельне (Аске), сумевшей отыскать его на другом конце континента. Он с оптимизмом смотрит в будущее и предпочитает служить Королевству Штормград, а не Чёрному Клинку.

Асшель, анхоли дк. Несмотря на вывернутую наизнанку сущность, дренейка чувствует необходимость сражаться за себя и свой народ до конца. Не расколоться на части из-за внутреннего противоречия ей помогает любимый муж Алтир, тоже ставший рыцарем смерти.

На Ясеневом Лесу у меня очень мало персонажей, зато оба они — интересные и глубоко продуманные.

Аликантэ, она же Алика, протовар. Преисполненная чувства долга, ответственная за свой народ, эльфийка-посол всюду на острие атаки. Даже в самых страшных битвах она всегда остаётся собой, помня о своей расе и своём возлюбленном — лорде-регенте Лор’Темаре.

Корвира, энх шаман. Орчиха из клана Северного Волка, её родители близко дружили с Дуротаном и Дрекой, родителями Тралла, и погибли во время Второй Войны. Корвира ещё молода, но она уже пошла по стопам Тралла и стала одной из лучших оркских шаманок. Несмотря на бытность сиротой, она смешливая, дружелюбная, открытая и очень радостная.

И последний сервер, Свежеватель Душ, является домом для очередного дх и милой друидки.

Гвиллигрен, ферал дру (на скрине немножко не ферал, но это частности). Она тролль семейный, обожает мать с отцом и маленьких братьев, всеми силами стремится защитить свой родной мир. Общительна, ответственна и часто выступает в роли души компании =)

Зеланна, дх истребления. Высокомерна, горделива, слегка страдает нарциссизмом (хотя скорее это окружающие от неё страдают). Несмотря на свои отрицательные качества, она верный и преданный соратник, исполнительный подчинённый и непримиримый враг.

Как и всегда, в перерыве между заданиями и схватками, Таэльзар отдыхал в Даларане на крыше одного из зданий рядом с площадкой Краса. Лёгкие солнечные лучи, едва пробивавшиеся через завесу скверны над Гробницей Саргераса, ласкали его обнажённый торс и навевали дрёму. Откинувшись на спину, он предавался воспоминаниям.

Он был молод и амбициозен, серьёзен и дотошен. Она — красива, столь же молода, задорна и ветрена. Они познакомились на балу в Зин-Азшари, дававшемся в честь дня рождения Королевы. На ней было сотканное из легчайшего шёлка небесно-голубое платье, мягко облегавшее фигуру, с тяжёлым мифриловым поясом, в который были вставлены пластины сапфиров величиною с ладонь, и несколькими лёгкими накидками из полупрозрачной ткани, закрывавшими её плечи и грудь. В льдисто-голубых волосах звенели тонкие нити из серебра и топазов, их венчала мифриловая диадема с крохотными слёзами сапфиров. Всё платье было покрыто тоначйшей вышивкой, переливавшейся при малейшем её движении, а длинная юбка в пол имела два разреза от бедра, открывавших её безупречные ноги. Красавица Эверлин Тёмная Песнь в его глазах не уступала самой Королеве Азшаре. Нет, пожалуй, Эверлин даже превосходила её. Таэльзар был очарован и влюбился в неё с первого взгляда.

Он сам и не знал, почему она обратила на него внимание. В его глазах занимаемый им пост не был значительным — один из придворных магов, пусть и необычайно сильный для своего возраста. Королева Азшара, впрочем, тоже что-то нашла в нём и неоднократно пыталась соблазнить, однако Таэльзар делал вид, что не понимает недвусмысленные намёки своей повелительницы — ему не льстила перспектива быть её очередной игрушкой. Тем не менее, на лёгкий намёк о симпатии от Эверлин он откликнулся сразу же, и с того бала они ушли под руку.

Он не надеялся на серьёзные и долгие отношения с такой красавицей, да и это не являлось его целью — магию и исследования он любил больше, чем женщин. Однако она одна оставила в его сердце глубокий след, который не исчез даже десять тысячелетий спустя — как и в тот первый день, он любил её, но не хотел признаваться себе в этом и прятал любовь глубоко в недрах души, так глубоко, что до неё не сумел добраться даже поселившийся внутри него демон.

Шелрендар лениво потянулась в обжигающей воде, которой была наполнена ванная из чистейшего розового мрамора. Жизнь в условиях иссушённых скверной миров сделала её привычной к высоким температурам, и пар, клубами вьющийся над водой, нисколько не обжигал её высохшее худое лицо. Своими касаниями вода заставляла заживать трещины в коже, образовавшиеся под вставленными в тело кристаллами скверны, и Шелрен мягко выдохнула, глубже погружаясь в ванную.
Теперь у неё было достаточно времени на размышления, дорожа своей спутницей, Кил’джеден не отправил её на Азерот, а держал рядом с собой, выжидая подходящего момента. Бывшая эльфийка крови плохо знала родной мир, но это была не её вина, благо, у владыки нашлись более подготовленные слуги, и он не мог упрекнуть Шелрен в том, что она не делает всего для исполнения его воли. Даже шиварры редко переживали гнев владыки-эредара, а для столь хрупкого создания, как она, малейшее проявление неудовольствия Кил’джедена стало бы фатальным. Шелри вынула из воды длинную тонкую руку с острыми когтями на кончиках пальцев, и медленно провела ей по застывшим волосам. Стекавший с пальцев ядовито-зелёный дым перемешивался с ядом, капавшим с кончиков прядей, и попадал в ванную, медленно растворяясь в воде. Гипнотический туман над водой в считанные мгновения мог лишить жизни любое неподготовленное смертной существо, но она дышала им как воздухом.
Всякое сходство со старшей сестрой пропало из черт Шелрен, и она была несказанно довольна этим — больше не приходилось, глядя в ровную водную гладь, видеть ненавистное лицо близняшки — нет, теперь это лицо принадлежало наконец только ей. Их жизнии и стремления теперь тоже было невозможно перепутать — Олрен осталась там, в забытом мелком мирке, к которому питает столько ненависти истинный владыка Легиона, а она, Шелрен, теперь в центре событий, в центре бесконечного Пылающего похода, призванного уничтожить все миры. Шелрен изящно зевнула и махнула рукой двум молчаливым шиваррам, стоявшим у дверей, и те двинулись к ней, готовые служить своей госпоже.

Таэльзар сидел, свесив ноги, на краю даларанского фонтана и задумчиво разглядывал монетки, весело блестящие на дне. Сегодня выдался свободный день, и он мог с чистой совестью греться на неярком солнце Расколотых островов и позволить прохладной воде фонтана ласкать его усталые ступни. Твёрдая шкура на них уже снова потрескалась из-за ходьбы по горным тропам Штормхейма.
Совсем рядом с ним, на площади с изваянием Ронина, собирались отряды рыцарей смерти, от них пахло смертью, пылью и немного — ладаном. Демоническое зрение выделяло их из толп других жителей Азерота, но не так, как демонов. Таэльзар не особенно прислушивался к их разговорам, однако что-то знакомое резануло его слух, он навострил уши, и…

— … говорят, командир Тёмная Песнь собирается сегодня возглавить атаку!
Такое знакомое родовое имя. Командир Тёмная Песнь. Конечно, этот род довольно велик, но вероятность того, что этот командир знал когда-то его старую возлюбленную…
— Стройся!
Тёмные шеренги рыцарей смерти застыли при виде светящегося холодным голубым светом скелета коня. Восседавший на нём командир был невысок, но, видимо, пользовался большим уважением. Таэльзар повернулся, чтобы получше рассмотреть его.
Первое впечатление оказалось обманчивым — на коне сидела девушка. Он не был слепцом, каким мог бы стать, пройдя любой другой жизненный путь, и демоническое зрение могло подстроиться так, чтобы почти не уступать зрению обычному. Эльфийка крови — ведь ночная эльфийка не могла быть такой низкой — имела точно такие же мягкие голубые волосы, как у его возлюбленной Эверлин, а глаза её светились жёстким голубым светом. Когда она спрыгнула с коня и прошлась вдоль рядов рыцарей, Таэльзар с огромным удивлением отметил схожесть её походки с походкой той, кого он так и не смог забыть. Кровь гулко стучала в его ушах, и он не мог услышать её слов, обращенных к подчинённым, но мог почувствовать вибрацию её голоса, довольно низкого и хриплого, с едва различимыми нотками металла. Будто почувствовав его пристальное внимание, эльфийка оборвала речь и оглянулась. Стремительно преодолев расстояние между ними, она сложила руки на груди и с вызовом взглянула прямо в его лицо, туда, где должны были быть глаза.

— Я слушаю Вас, сударь. Видимо, мои слова чем-то привлекли Ваше внимание?!
Он едва смог открыть рот, чтобы прошептать внезапно переставшим слушаться языком:
— Прошу простить меня, госпожа. Как Вас зовут?
Эльфийка была удивлена такой покорностью и необычным вопросом. Помолчав, она снова смерила его серьёзным взглядом и сказала:
— Прошу Вас, охотник на демонов, более не отвлекать меня столь пристальным взглядом. А моё имя — Эгильдар Тёмная Песнь.
Она развернулась и пошла прочь, одним движением вспрыгнула на коня и отдала резкую, отрывистую команду рыцарям смерти, а Таэльзар остался стоять, разглядывая камни мостовой и пытаясь понять — кем может приходиться эта вечно молодая красавица его бывшей возлюбленной.

Ман’верн протёрла последнюю запылённую маску лоа на южном столбе дома и обернулась к дочери. Гвиллигрен сидела на полу, скрестив ноги и задумчиво растирая травы в ступке, напевая какую-то незатейливую мелодию. Лицо молодой троллихи озарила улыбка: дочь выросла красавицей, вся в отца — такая же высокая, гордая и непреклонная. Насыщенного синего цвета кожа изумительно контрастировала с оранжевыми глазами и ярким розовым гребнем на макушке, собранным из мягких и роскошных длинных волос. Вдоволь налюбовавшись дочкой, Ман’верн откинула занавеску из засушенных стеблей бамбука, служившую дверью для их небольшого домика, и вышла наружу. Вокруг кипела жизнь. Деревня Cен’джин, новое пристанище троллей Чёрного Копья, названное в честь их погибшего вождя, разрасталась вдоль берега мелкого моря, а с полосы прибоя можно было разглядеть очертания недавно покинутых Островов Эха. Троллиха негромко вздохнула. Не хотелось покидать родину, но выбора у них не было. Её любимый супруг, Зен’мар, чуть не погиб в одном из боёв с нагами, они с Гвиллигрен едва выходили его. Слава лоа, дочка оказалась весьма талантливой в целительстве, как и травами, так и силой духов стихий. Старейший шаман племени уже не раз призывал её к себе для разговора о будущем Гвиллигрен, но она каждый раз упрямилась, говорила, что не будет заставлять малышку делать выбор между путём охотника и путём шамана. Видно, старик считал, что может повлиять на Ман’верн из-за её молодости, но сильно просчитался — гордость и независимость у них в крови. Украдкой вздохнув, троллиха развернулась к дому и наткнулась на выжидающий взгляд дочери. Гвиллигрен подкралась неслышно и теперь стояла перед матерью, протягивая ей миску с тщательно измельчёнными травами. Ман’верн благодарно улыбнулась, взъерошила длинные волосы дочери и, приняв миску, шагнула в дом.

Немолодой эльф крови сидел в глубоком кресле и смотрел на огонь. В его широко раскрытых замерших зелёных глазах не отражалось никаких эмоций или мыслей, только пустота. Олрен тихо подошла к креслу и положила руку на его плечо:
— Здравствуй, папа.
Эльф вздрогнул и медленно перевёл взгляд на дочь. На его лице мелькнула радость узнавания, и тень старости рассеялась.
— Олрен, дочка! Тебя совсем не узнать — такая красавица стала. А что с сестрой?
— По-прежнему никаких вестей. Ты же понимаешь, Шелри тоже взрослая и вправе выбрать любой путь, ты сам учил нас этому.
Эльф негромко вздохнул:
— Пожалуй, ты права. И всё же я не могу перестать думать о ней. И о вашей маме.
Олрен потупилась.
— Я всё понимаю, ты до сих пор не можешь смириться с тем, что она покинула нас. Но послушай, отец, я хочу тебя кое с кем познакомить.
В глазах эльфа мелькнула заинтересованность:
— Твой друг?
— Мой очень близкий друг.
Тихо ступая, Алдр зашёл в комнату. Пылающий камин, голые каменные стены — если не считать картины на стене, изображавшей счастливую семью — пару красивых высших эльфов, маленького мальчика и двух совсем крохотных, абсолютно одинаковых девочек на руках у родителей. В глубоком мягком кресле — худощавый немолодой эльф с абсолютно седыми волосами, внимательно смотрящий на него. Алдр склонил голову:
— Алдранион, к вашим услугам.
— Приятно познакомиться, Алдранион. Я Тел’варин Сын Бури, отец Олрен. Из какого Вы рода?
— Моё имя — просто Алдранион, у меня нет рода.
Удивление отразилось в глазах эльфа, однако он вспомнил о том, сколько эльфов погибло во время нашествия Плети, и промолчал, не желая узнавать, какую цену взяла Плеть у этого юноши.

Тайр нервно прошёлся по комнате взад-вперёд, собираясь с мыслями. Две пары зеленовато-жёлтых глаз следило за ним с кровати. Наконец он успокоился и заговорил.
— Ты знаешь, со мной недавно связалась леди-посол, просила передать тебе кое-что.
Длинные брови выразительно приподнялись:
— А почему Алика сама не сказала мне то, что хотела сказать?
Тайр нервно потёр руки:
— Думаю, она решила, что эту просьбу лучше передать мне. Так мне говорить, Эрв?
Охотница пожала плечами, не отводя пристального взгляда от выского эльфа.
— В общем… Леди Алика передала мне просьбу. Просьбу твоей матери. Она просит прощения за всё, что между вами произошло и просит тебя — и Фенриса, конечно, навестить её в Луносвете. Подробностей посол не передала, сказала только, что твоя мать действительно выглядела раскаявшейся.
Эрвилея фыркнула:
— Когда-то она отказалась от меня, стоило мне пойти против её воли. Думаешь, нам с ней есть, о чём говорить?!
— Все меняются, милая, ты же знаешь. Ты и сама не верила, что маги бывают не высокомерными, помнишь? — Тайр хитро улыбнулся.
— Ты не такой, ты же не маг от рождения, — негромко проговорила девушка.
— Так вот, любовь моя. если ты хочешь совет — поезжай домой. Встреться с ней, поговори и возвращайся сюда, в Даларан. Я в любом случае не останусь сегодня на ночь — дела Кирин-Тора, сам Кадгар нуждается в моей помощи.
Эрвилея тяжело вздохнула и посмотрела на волка. Тот поднялся и потянулся, показав в зевке длинные, молочно-белые клыки.
— Ты, видимо, тоже так считаешь. Ладно, я отправлюсь в путь через два часа. Но только после того, как ты сделаешь мне массаж.

Пылающий Легион вернулся. Я узнала об этом, когда Майев Песнь Теней лично освободила меня из долгого заточения и подала мои боевые клинки. Я не сочла нужным скрывать свою свирепую ярость — наконец-то мы обрели свободу и возможность охотиться на демонов и вернуть Владыку Иллидана. Конечно, я не испытывала особой радости от необходимости воевать бок о бок со Стражницами, которые стерегли нас долгие десять лет, но нас объединяло — пусть даже временно — общее дело.

С удивлением я смотрю на стены Оргриммара — столицы Орды, в которую вступили мои собратья — эльфы крови. Ну и местечко. Новый Вождь, Сильвана Ветрокрылая, стоит у погребального костра предыдущего и даже не замечает огромного количества агентов Легиона вокруг неё — беспечная девчонка. Хоть наша с ней разница в возрасте невелика, она всё равно до сих пор остаётся безмозглой Луносветской девчонкой, даже умерев и воскреснув вновь. Я усмехаюсь и ухожу в тень ворот — нет желания смотреть, как сейчас будут убивать демонов. Моя жажда мести временно насыщена боями в цитадели Стражниц.

С визитом в Луносвет мне пришлось повременить — надвигалось время сражений. По призыву архимага Кадгара я со своими товарищами явилась в Даларан, летающий над Каражаном и охраняла магов во время телепортации. Моё внимание привлёк молодой и явно нервничающий эльф крови, стоявший во втором круге поддержки. Его доспехи были украшены синими кристаллами, подобных которым я не встречала в этом мире, а сияние вокруг посоха выдавало неизвестную на Азероте магию. Впрочем, он оказался вполне обычным эльфом, когда я взглянула на него глазами охотника. Недоумённо пожав плечами, я отправилась на выход, как только Даларан завис над Расколотыми Островами. Предстоит много работы, и самая важная цель — найти лорда Иллидана, ведь только он достоин вести нас к победе.

«… Аликантэ Пламенное Сердце, посол Луносвета в Оргриммаре.»  Я дописала последние строки официального письма лорду-регенту и приложила к свитку личную печать. Красный воск поддался натиску и застыл, а я с удовлетворением рассматривала свою работу. Шёл пятый месяц моего официального пребывания в Оргриммаре, и я не могла нарадоваться — вырвавшись из тесных рамок обычаев нашего народа, я чувствовала себя наконец свободной. Формально я всё ещё носила громоздкое родовое имя, но мои новые соратники и друзья звали меня просто Алика. Алика, просто Алика. Счастье. Позади остался Луносвет и разорванная помолвка с молодым эльфом из знатного рода, а впереди — бесконечные бои и бесконечные возможности. Когда я впервые пришла к лорду Лор’Темару с просьбой назначить меня в дипломатическую миссию в столице Орды, он пристально посмотрел на меня и сказал, что не хочет ссоры и скандала с моим родом. Прошло немного времени, и я не выдержала давления и взбрыкнула, отрекаясь от всего, что имела, и вернулась к регенту. После тяжёлого вздоха он вручил мне рекомендательные письма и отправил к порталу в Подгород, постоянно поддерживаемому заклинанию транслокации.

Мой новый дом и моя новая семья с радостью, хоть и очень настороженно, приняли меня. Спустя две недели я уже подружилась с несколькими тролльскими охотниками, и урегулировала с десяток конфликтов между моими заносчивыми сородичами и простодушными орками. Почувствовав себя нужной и полезной, я проводила долгие часы в тренировках на Аллее Чести, демонстрируя открытость и готовность к диалогу всем проходящим мимо. Спустя некоторое время меня перестали сторониться на улицах, и пару раз приглашали выпить в таверну. Честно говоря, я была несколько удивлена простотой и непритязательностью их быта, но очарование каменно-деревянных строений столицы и  духа близости к природе сделали своё дело — я сама стала проще. Здесь не нужно лавировать между интересами десяти противоборствующих семей, не нужно лицемерить и скрывать свои истинные мысли в тех масштабах, что так угнетали меня на родине. Естественно, никто не отменял еженедельные доклады моему лорду, и я во всей строгости следовала обычаям при общении с ним, но мне стало просто легче дышать.

Через пару месяцев после вхождения эльфов крови в состав Орды к нам начали пребывать полноценные рекруты. Одной из первых я встретила молодую эльфийку-следопыта Эрвилею Солнечную Стрелу, знакомую мне ещё в Луносвете. Тоже пребывавшая в ссоре с семьей, она прибыла в Калимдор в поисках приключений и потребовала назначение в лесистую местность, поглаживая мех огромного серого волка, прижимавшегося к её бедру. Фенрис был знаком мне ещё в прошлой жизни, и я не боялась его, а вот проходившие мимо новички с опаской косились на спутника Эрв. Я отвела её к самому Вождю, представив как одного из лучших охотников и запросив для неё личное задание, не входившее в юрисдикцию моего посольства. Тралл благосклонно отнёсся к девушке, и я спокойно оставила их вдвоём обсуждать нюансы её нового положения. В Оргриммар стекается всё больше изгоев нашего общества, и всем им мне необходимо найти применение.

Уже неделю я обживаюсь в Оргриммаре. Наш новый дом находится на Аллее Чести, недалеко от большого пруда, в котором местные жители ловят рыбу и не только. Грохот оркских кузен не смолкает ни на минуту даже ночью, мешая спать и настраивая на боевой лад. Как и остальным жителям столицы, нам приходится много работать, готовясь к войне. Я успела подружиться с несколькими троллями и побывать на Аллее Духов, в таинственной атмосфере колдовства и близости с природой, но отметила, что в Оргриммаре живут преимущественно орки — тролли практически все переехали на свои острова на юге Дуротара, эльфы крови и Отрекшиеся — редкость в каменно-стальных стенах города, а таурены предпочитают полёты на дирижабле в Громовой Утёс. Море зелёного — орки и гоблины — составляют основное население столицы, что соответствует жёсткой политике Вождя. Будучи помощницей Цзи, я успела по достоинству оценить размах стремлений Гарроша Адского Крика и испугалась его агрессивности и стремления к господству на всём Калимдоре. Однако выбор сделан, и теперь мы все в одной лодке.

Вот уже почти три недели, как Легион вступил в свои права на Live-серверах, и я имею вкачанного до 841 илевела друида-ферала. Первые ощущения — короткие цепочки локаций и очень много квестов локалок, красивейшее оружие, отличная новая гильдия на Свежевателе Душ, буквально на днях первая закрытая эпохалка и атмосфера праздника =)  Нет, Легион действительно вышел очень годным с точки зрения геймплея, несмотря на некоторую натянутость лорной составляющей.

wowscrnshot_091816_133040

Это — прекрасная Азсуна, гористый край, полный эльфийских руин и лисиц.

wowscrnshot_091716_182030

Это — Сурамар, место, полное очарования магии.

wowscrnshot_091316_135217

Это — комнатка в оплоте друидов, где учат маленьких совят =)

wowscrnshot_091316_134200

А это — моя друид Гвиллигрен, тролли просто очаровательны, если знать, с чем их готовить =)

wowscrnshot_083016_065839

Вид от Сурамара на Гробницы Саргераса поистине эпичен.

wowscrnshot_083016_063552

А это — типичный ландшафт Крутогорья: горы, реки и ещё раз горы.

Бои в Пандарии на точке высадки как-то прошли мимо меня, и я прибыла туда только ко времени битвы у храма Нефритовой Змеи, когда ша заполонили землю. Страшно наблюдать разрушения, которые мы учиняем на этой прекрасной земле. Пандария показалась мне раем на земле, когда мы попали в Вечноцветущий Дол, но и этот рай был осквернён присутствием нашего Вождя. Гаррош Адский Крик, выскочка, не заслуживший ничего, кроме памяти своего отца, после Терамора я никогда не пойду в бой под его знамёнами. Во время конфликта в Доле и на Острове Грома я оставалась в Долине Четырёх Ветров, пугая мирных фермеров своим мертвенным взглядом и помогая им в их нехитрых повседневных заботах. Со временем они перестали видеть во мне врага и страшного восставшего мертвеца, и Джина Грязный Коготь радостно приветствовала меня, когда я в очередной раз заходила на рынок Полугорья. Я училась у них земледелию, и это было крайне трудно, если учесть, что присутствие рыцаря смерти не самым лучшим образом влияет на растения. Однако мои старания всё же приносили плоды, и я начинала отправлять своей сестре в Северные Степи посылки, полные собственноручно выращенных овощей, получая от неё в ответ письма, полные благодарности и описания взросления её сына.
Осада Оргриммара застала меня врасплох, но я сумела сорваться с места и успеть присоединиться к силам Орды и Альянса, штурмующим заставу Дранош’ар. Я была одной из тех, кто прошёл Осаду до конца и стоял перед Гаррошем, когда Тажань Чжу спутывал его огромные руки цепью. Какое-то странное облегчение пронеслось во мне при виде этой картины — он больше не причинит зла живым. Поймав себя на этой мысли, я погрузилась в размышления. С каких это пор живые стали меня так волновать? С каких это пор я каждый день телепортируюсь в Акерус и обратно, чтобы узнать, нет ли вестей от Кольтиры, погребённого в недрах Подгорода после неудачи в Андорале? С каких пор я иду помогать совершенно чужим мне созданиям, вместо того, чтобы быть под знамёнами своего Вождя, хоть и бесчестного? В этих размышлениях я едва не пропустила момент, когда Тралл назвал Вол’джина новым Вождём. Запоздало отдавая честь троллю, я заметила пристальный интерес в его жёлтых глазах.  «Что может быть важнее судьбы Орды для тебя, рыцарь смерти?» — будто говорили они. Ответ пришёл внезапно — судьба тех, кого я люблю. Лёд, которым было моё небьющееся сердце, растаял. Будучи не-живой, я смотрела на мир глазами живого.

 

Кампания на Дреноре закончилась полным разгромом сил Железной Орды и Пылающего Легиона, и я на некоторое время вздохнул спокойно. За всё это время особенно возросли мои навыки, связанные с магией огня, и я, жалея об изгнании Орды из Кирин-Тора и Даларана, упорно шерстил библиотеки Луносвета, когда в город пришло известие о возвращении Гул’дана и мобилизации сил Орды. Не мешкая, я отправился в Оргриммар и предстал перед Вождём Вол’джином, прося его разрешения вступить в ряды авангарда, высылаемого на Расколотый Берег. В столице уже было беспокойно, ходили слухи о превращении горожан в демонов, и это меня слегка нервировало. Пока я пробирался к заставе Дранош’ар, в жуткой толчее воинов меня дважды задела светловолосая эльфийка с арбалетом наперевес и чуть не переехала рыцарь смерти на огромном мёртвом коне. Все народы Орды присылали войска — луносветские жрецы освящали оружие, пандарены предлагали бесплатный обед, а таурены помогали всем желающим подогнать доспехи и перековать оружие, в толпе сновали туда-сюда мелкие гоблины и вальяжно прохаживались тролли-тёмные охотники, об орках, заполонивших всё вокруг, и говорить было нечего. Только погрузившись на корабль, я осознал, что это может быть мой последний день.

Вся экспедиция прошла ужасно. Давящее на нервы присутствие скверны, огромные орды демонов Легиона, гибель Тириона Фордринга, а потом и нашего Вождя… Это было тяжело, каким-то чудом уцелев и вернувшись в Оргриммар, я несколько часов пролежал пластом, пытаясь восстановить силы — как магические, так и физические. Узнав о том, что наш новый Вождь — Сильвана, я едва заставил себя сползти с сотворённой на скорую руку лежанки, чтобы принести ей присягу у огромного погребального костра Вол’джина. Лор’темар стоял рядом с ней с непроницаемым выражением лица, и я никак не мог понять — рад ли он тому, что новым лидером Орды стала столь близкая нашему народу правительница, или нет. В любом случае, Орда будет жить.
Из Азшары доложили о нападении демонов на задние ворота Оргриммара, и торговый принц Галливикс призвал всех стоящих на ногах воинах защитить наши земли. Толком не помню, как я умудрялся творить заклинания в таком состоянии, однако, когда атака закончилась со смертью огромного повелителя ужаса, я с удивлением отметил, что всё ещё держусь на ногах и даже поддерживаю друида из народа троллей, чуть не падавшую от усталости рядом со мной — она непрерывно исцеляла всех бойцов, бросавшихся в атаку на демона. Бережно опустив её хрупкое тело на землю, я, пошатываясь двинулся в город. Упав на скамью в ближайшей таверне, услышал негромкий оклик. — «Ты же Тавигайр Янтарный Свет?» — на меня смотрела та самая охотница с арбалетом, попавшаяся мне в толпе при погрузке. Рядом с ней тяжело дышал и зализывал раны огромный тёмно-серый волк, навостривший уши при первых звуках моего голоса. — «К Вашим услугам, леди. С кем имею честь говорить?»   — «Эрвилея Солнечная Стрела, один из послов Луносвета в Орде, — она слегка поклонилась, — мне было поручено найти тебя для Верховного мага Кадгара.» Я удивился. Конечно, в Дреноре мы встречались не раз, и каждый раз Верховный маг был удивлён моим прогрессом в магии, однако этого явно было недостаточно.  — «Каковы причины его внезапного вызова?»  — «Думаю, об этом тебе лучше расскажет он,» — сообщила она, пропуская мимо себя элементаля, светившегося призрачным светом. Выслушав его послание, я тяжело вздохнул и поднялся. Отдых снова отменялся, меня ждал неприятный визит в Кирин-Тор. — «Разрешите откланяться, леди. Буду счастлив увидеть Вас снова.» Она рассмеялась и встряхнула волосами.  — «Брось, Тавигайр, мы воины Орды, какие между нами могут быть любезности?!» Она хлопнула меня по плечу, едва достав до него, и одарила чарующей улыбкой. Я пристально посмотрел на это очаровательное создание и наклонился, чтобы поцеловать её в щёку, повинуясь внезапному порыву.  — «Тогда до встречи, Эрвилея Солнечная Стрела!»

Будучи девушкой, люблю красиво одевать своих персов. Вот что из этого получается:

WoWScrnShot_072416_000844 WoWScrnShot_072416_000850 WoWScrnShot_072416_000856 WoWScrnShot_072416_000900 WoWScrnShot_072416_000907

Всего у моей ДК 4 сета трансмогрификации, и я едва заставила себя выползти из родного огненно-катовского и сменить цвет волос на льдисто-голубой, зато получилось потрясающе =) Маг тоже продвинут в этом плане — 3 штуки, а у друида всего два, зато на разные спеки.

WoWScrnShot_072416_003040 WoWScrnShot_072416_003044

У роги сет только один, и тот половинчатый — частично светится синим, частично чёрно-красный. А вот на монаха неожиданно много красивых вещей, и сетов у неё тоже 4.

И напоследок — недавно придуманный сет на ханта «с миру по нитке»:
WoWScrnShot_072416_012113

Легион уже совсем скоро, осталось чуть больше месяца, в силу вступил препатч, и начинается всеобщее безумие.

WoWScrnShot_072116_204805

Пытаюсь успеть с фармом фолиантов на последнюю главу рейдинга Дренора, хилю рейды в ЦАП…

 

WoWScrnShot_072116_182330

… добралась до Пандарии и получила ачив «Хранитель мудрости Пандарии», попутно убив несколько раз эту громадину…

 

WoWScrnShot_071916_212413

… заплатила эльфу-торговцу за возможность посмотреть на убийство Архимонда в гере и получить лося в последний день перед препатчем…

 

WoWScrnShot_071316_020204

… сходила в Чёрный храм и пообнималась с Иллиданом…

 

WoWScrnShot_071016_011534

… пофармила рыбу на Дреноре — по 100 штук с каждого региона, это с ума сойти!

А ещё качаю репу с Золотым Лотосом и Шадо-пан, раз в гарнизоне больше нечего ловить =)

На волне паники по поводу скорого преэвента Легиона начала проходить цепочку на легендарное кольцо одним из твинков, монахом-пандареном за Альянс, пронесла на одном дыхании две главы, остались ещё две. Жаль, что не сообразила начать это делать хотя бы друидом, который может в отхил и танкование одновременно.

WoWScrnShot_061916_011029 WoWScrnShot_061916_022119

Практически ежедневным развлечением стал Ашран (фарм ПВП-шмота для двух персонажей, один из которых имеет два разных спека), попутно растёт очередной перс на ЯЛ — шама-орчиха в гильдии со смешным названием «Бабайки».

WoWScrnShot_062016_071312WoWScrnShot_062016_041234